13.10.17

Дело было в Америке…

В ноябре прошлого года мы с женой провели неделю в маленьком курортном городке в штате Южная Дакота США. Погода стояла прекрасная, можно было гулять или ездить по окрестностям, что мы и делали.

В поисках впечатлений
Надо сказать, я пользовался любой возможностью попрактиковаться в английском, а в провинции США люди более разговорчивы, нежели в мегаполисах. И потому постепенно я познакомился со многими горожанами.
Городок, где мы остановились, назывался Хот Спрингс (горячие источники) и в центре него был бассейн, в котором вода из источников менялась каждые 2 часа. Кроме того, в городке был музей истории этих мест. А история была бурная: тут проходила линия фронтира — шло заселение Запада и сражения с индейцами. А потому револьвер в кармане мужчин можно было найти чаще, чем носовой платок. У одного разбойника, когда он умер от старости, в теле нашли 21 пулю! Местный врач XIX века описывает в своих мемуарах одну из своих операций. Она была без наркоза, и пациент потянулся за револьвером. Но врач оказался проворнее и приставил тому к голове свой, после чего успешно завершил операцию…
Недалеко от городка на скале высечены рельефы 5 президентов США — это место посещают миллионы туристов.
А ещё в этих местах развито пчеловодство, и я, будучи сам пчеловодом, посетил двух американских фермеров.
В Хот Спрингсе мы жили в недорогой гостинице, где приличный номер на двоих с прекрасным завтраком стоил в переводе на наши деньги 3,5 тыс. руб.
Как-то хозяйка гостиницы посоветовала нам съездить в индейское поселение: «Это будет незабываемое зрелище для вас! Только не оставляйте там без присмотра кошелёк и вообще лучше закрывайте машину».
Вняв её совету, мы на следующее утро отправились в путь.
Отмечу, что ездить по американским дорогам довольно легко — много развязок и мало всяких знаков. Хотя, помнится, будучи ещё кандидатом в президенты, Дональд Трамп во время своей предвыборной кампании всё время повторял, что американские дороги — «a mess» (то есть бардак, беспорядок) и требуют огромных денег. Но я не заметил выбоин или ухабов… Но зато нам встретилась одна большая проблема — дикие олени. Сбитых оленей на дорогах США — десятки. Низкое ограждение вдоль дорог хорошо сдерживает домашний скот, но олени легко его перескакивают… Вот как-то и я, обгоняя грузовик, неожиданно наткнулся на дороге на свежесбитую оленью тушу, отчего машина пошла юзом. Но всё обошлось.

Страна контрастов
В общем, отправились мы в резервацию — так здесь называют поселение индейцев.
Сначала была обычная картина: хорошая дорога, идеальная чистота у дороги. Но ближе к резервации картина стала меняться: по обочинам появились целлофановые пакеты, столбики ограждения стали «плясать» в разные стороны. И от этой картинки сразу пришло в голову французское выражение «дежа вю».
Я свернул с трассы на неасфальтированную дорогу с ухабами и остановился на перекрёстке. А так как моя первая профессия социолог, я стараюсь понять культуру народа через артефакты, предметы быта. И в этом ключе особенно интересно изучать свалки. Помню, однажды мы ехали по просёлочной дороге в Башкирии и на пути попалась свалка. Тогда я десять минут рассматривал сваленные там бутылки, но не нашёл ни одной от спиртного. А на въезде в этот индейский посёлок я тут же заметил яркую банку с надписью «Апельсиновый,11°», а рядом ещё две. До этого я общался с молодыми американцами, правда, принадлежащими к мормонской церкви, которые гордились тем, что уже 4-5 поколений в их семьях вообще не знают вкуса спиртного… А тут — такой контраст!
Я ещё стоял и изучал эти банки, когда к нам подъехала пожилая индейская женщина на дребезжащем старом «форде». И, заметив моё внимание к мусору, заявила: «Это вредно, мои внуки это не пьют». Когда она говорила, стало видно, что женщина вообще не бывает у дантиста. Надо сказать, это был первый случай, когда я увидел в Америке неухоженный рот.
Два её внука лет двадцати стояли у трассы. Я спросил, чем они занимаются. «Продаём сувениры, хотя сейчас покупателей уже мало — осень. Мы нигде не учимся, а работы нет», — сказали парни.
На въезде в индейское поселение стояла красивая новая школа. «Ребята там уже многое переломали и исписали стены», — сказала мне пожилая индейская женщина. А дальше по улице стояли однотипные дома, явно собранные из готовых фабричных щитов, как у нас для нефтяников. Рядом с ними сушилось бельё и не было предусмотрено никаких палисадников для цветов. Вот так Америка!
Я проехал посёлок и оказался у кладбища. В Америке, как и в Европе, кладбища ухожены, но не особенно интересны постороннему: зелёные поляны и монотонные ряды одинаковых памятников. Никаких оград и построек. А тут картина была иная: за разбитой оградой шло как бы соревнование покойников — все памятники были разные, от совсем заброшенных до больших и дорогих, как у нас братве. Больше всего меня поразило как часто повторялась надпись «Погиб во Вьетнаме». Вот где пригодились молодые индейцы в 60-е годы прошлого века! Белые призывники-американцы скрывались в то время в Канаде или Европе, а этим бежать было некуда, да и не на что.
Время шло, но нам не захотелось обедать здесь. Да и не видно было каких-то кафе. Поэтому мы повернули назад, на трассу. И скоро картина вокруг стала обычной, мусор у обочин исчез, но грустные мысли остались надолго.
Вот тебе и Америка.

«Дома в столице Миннесоты - Миннеаполисе, который сливается с формальной столицей штата Сент-Полом. В городе 3 млн жителей. Это деловой и культурный центр, в котором стоят тысячи вот таких домиков. Мне, российскому жителю, бросается в глаза полное отсутствие заборов между домами. Фотографировал на ходу, поэтому снимки не лучшего качества».

«Дома в столице Миннесоты — Миннеаполисе, который сливается с формальной столицей штата Сент-Полом. В городе 3 млн жителей. Это деловой и культурный центр, в котором стоят тысячи вот таких домиков. Мне, российскому жителю, бросается в глаза полное отсутствие заборов между домами. Фотографировал на ходу, поэтому снимки не лучшего качества».

Юрий ГАН,
г. Алапаевск
Фото автора

comments powered by HyperComments