24.11.14

Дом Чикильдина

Во дворе дома растут липы

На этот дом смотрели, затаив дыхание. О нём говорили вполголоса… Ещё бы! Ведь в разные годы в нём жили со своими семьями, как бы сейчас сказали, первые лица города — высшее руководство Алапаевского металлургического завода.

В. Шмотьев: «А пианино всё ещё играет»

Дом был ведомственным, на одного хозяина. Не так просторен и не так велик, как дом управляющего Алапаевскими заводами (ныне — Дом-музей П.И. Чайковского). Но для деревянного особняка всё-таки огромен — 263 квадратных метра, с фундаментом из плитняка 70 сантиметров шириной, потолками высотой 3,1 метра.
Последним его хозяином, при котором дом стал объектом культурного наследия, и потомки которого живут в нём до сих пор, был Анатолий Алексеевич Чикильдин. В связи с чем деревянное здание по ул. Пушкина,

33 в народе так и называют — дом Чикильдина.
Но история этого примечательного строения, расположенного в самом центре Алапаевска, весьма туманна и вызывает множество вопросов. Но вместо чётких ответов на них существуют одни только версии.
На доме стоит инвентарный номер, значит он был в каком-то, возможно заводском, реестре недвижимого имущества. Но сохранился ли такой реестр?
Спросим в музее истории Алапаевского металлургического завода.
— Вы не первые, кто интересуется этим домом, — говорит директор музея Николай Сергеевич Игнатов. — Но, к сожалению, никаких документов по нему в нашем архиве нет… А вот в книге сотрудника Алапаевского краеведческого музея Игоря Николаевича Мелкозёрова «Улицы нашего города» есть кое-какая информация.
Находим названную книгу. Читаем: «Дом жилой, построенный примерно с 1895 по 1904 г. Одноэтажный, деревянный, окна с резными наличниками вверху. Карниз — узорчатый. На окнах сохранились складные жалюзи, используемые как ставни. В доме — старинные печи и люстры». На этом всё.

Фрагмент деревянной резьбы

Здесь хотя бы есть один из ответов — примерная дата постройки: с 1895 по 1904 год. Значит, строение дореволюционное.
Раз музейные источники больше ничего сказать не могут, идём в дом. Может быть, у его сегодняшних хозяев есть какие-то документы.
— Меня история нашего дома тоже очень интересует, — говорит житель дома по ул. Пушкина, 33 Валерий Иванович Шмотьев. — Увы, при жизни тестя я этим вопросом как-то не задавался. А вот теперь, спустя годы, стал искать информацию. А её и нет!
Мы разговариваем с Валерием Ивановичем в большой зале, или гостиной, дома Чикильдина. Высокие потолки, большие окна, просторные комнаты, светлые цвета стен и портьер дают всем внутренним помещениям обилие света. В комнатах много старой (не старинной) мебели образца шестидесятых-семидесятых годов двадцатого века. Она удачно вписывается в атмосферу дома как исторического памятника.
Супруга Валерия Ивановича — Татьяна Анатольевна — дочь того самого Анатолия Алексеевича Чикильдина, в честь которого и называют этот дом, является его сегодняшней хозяйкой. Но самой Татьяны Анатольевны при нашем разговоре не было, она в отъезде.
— Я искал информацию об этом доме повсюду: и в музеях, и в архиве, и даже старожил расспрашивал… Документов нет, сведений очень мало. Но, думаю, если бы Анатолий Алексеевич, будучи директором, дал задание собрать на свой дом сведения, то ему их нашли, — предполагает Валерий Иванович. — Но он был человеком скромным, погружённым более в работу, нежели в домашний быт, и ему очевидно было не до того. Он даже крышу на своём доме не отремонтировал, а ведь мог, как директор, сделать капремонт… Правда, не так давно крышу я поменял, потому что она за ветхостью пробегала… Конечно, раз это памятник, то потребовались согласования и разрешения — всё это я исполнил.
Поискав в документах, хозяин обнаруживает только домовую книгу, начатую совсем недавно, где кстати нет точной даты постройки. И технический паспорт, в котором можно увидеть план дома. Эти документы были составлены, скорее всего, для приватизации недвижимого имущества.

Так выглядел дом в 1963 году. Снимок из альбома, подаренного А. Чикильдину в день 50-летия алапаевскими металлургами

— Анна Ивановна, супруга Анатолия Алексеевича, приватизировала этот дом ещё в девяностые годы, — продолжает Валерий Иванович. — Точнее, ту часть дома, где она проживала. Потом оформила дарственную на дочь и уехала, оставив всё как есть. Теперь за домом присматриваю я, раз нахожусь на пенсии. Сам я, кстати сказать, хоть и родился в Алапаевске, но с 1973 года обосновался в Екатеринбурге…
Сегодня дом Чикильдина имеет двух хозяев: комнаты, выходящие на улицу Пушкина, и западная пристройка принадлежат семье Локун, а остальная часть (около 180 кв.м) осталась за потомками заводского директора. Как же так получилось?
По имеющимся у Валерия Ивановича сведениям, когда в Алапаевск назначили председателя райисполкома, для него не нашлось квартиры. Обратились к заводу, точнее к его директору, и он выделил в своём доме несколько комнат. В силу неизвестных причин председатель в другую квартиру переезжать не стал, так здесь и остался. Его вдова потом сделала обмен квартир и в доме появилась уже другая семья, которой Анатолий Алексеевич передал ещё несколько комнат (так как в постсоветский период содержать такие площади стало очень дорого).
Но планировка дома, несмотря на все перипетии времени, осталась прежней: центральный коридор, выходящий в большую залу, по обе стороны от которого расположены жилые комнаты (друг от друга их отделяют двустворчатые двери), задние комнаты с кухней, кладовыми и подсобками. В разных частях дома, в том числе и на кухне, ещё стоят большие печи. Не стало только парадного крыльца, и сегодняшние хозяева попадают в дом не через главный, а через запасные входы.

Улица Ленина. 1963 год

— Ещё у дома стоял флигель. Он располагался на том месте, где сейчас пристрой школы искусств, — делится информацией Валерий Иванович. — Из надворных построек тех времён сохранилась только конюшня с замечательным сухим погребом. А больше ничего.
Как читаем в той же книге И.Н. Мелкозёрова, улица Пушкина, некогда Михайловская, Средняя, Пушкинская, в 60-е годы XX века стала по-новому застраиваться: «Старые деревянные дома XVIII – XIX столетий, многие из которых уже вросли в землю, пошли на слом. За счёт сноса этих домов улицу значительно раздвинули — до 42 метров. На ней выросли многоэтажные белокаменные жилые здания. Были разбиты газоны, проложены широкие тротуары».
Идёт время, меняются люди, их интересы, вкусы, предпочтения. Под их запросы меняется и город: одни здания вырастают на смену другим. И лишь сохранившиеся дома напоминают, что ведь была и другая история.

Анна ОЩЕПКОВА
Фото автора (кроме архивных)

comments powered by HyperComments