09.02.16

Как живёшь, Фоминка?

Село Фоминское, или Фоминка, как называют его местные жители, находится в 130 километрах севернее от Алапаевска. Сегодня в нём проживает 63 человека, большая часть из которых — пенсионеры.

Из объектов хозяйственного значения осталась лишь пилорама. В советские годы на окружающих территориях располагались совхозные поля, которые теперь за ненадобностью заросли травой и кустарником. Дома в селе большей частью пустуют, но у каждого из них есть свой хозяин ‑ либо частник, либо Махнёвский муниципалитет, на территории которого и располагается Фоминка.

В библиотеке жители собираются не только, чтобы почитать, но и поговорить

«Два в одном — теперь мой дом»

Публикации из газет, посвящённые Фоминскому и его жителям, Валентина Матвеевна подшивает в альбомы

Основные учреждения — сельская администрация, почта, узел связи, магазин, клуб с библиотекой — находятся на центральной улице Фоминского. Только фельдшерско-акушерский пункт, совсем недавно обретший своего врача (не фельдшера, а именно врача с высшим образованием), располагается в глубине села.
На главной улице, по которой проходит автодорога Верхняя Синячиха — Болотовское, находится здание, на фасаде которого висит табличка — «Фоминский сельский музей семьи российской».
В этом доме на пять окон временно живёт председатель местного совета ветеранов Валентина Нехорошкова. Да, председатель живёт в музее. А всё потому, что прежнего места жительства её в прошлом году лишил весенний пожар.
Кстати, музеем это здание можно назвать лишь условно, потому что юридически оно принадлежит частному лицу, которое выкупило его у старых хозяев и с пожеланием создать в нём фоминский краеведческий музей передало Валентине Матвеевне 7 февраля прошлого года.
Со свойственным ей энтузиазмом председатель взялась за работу — пустующее здание нужно было вычистить, прибрать, обустроить, наполнить экспонатами. Валентина Матвеевна собрала вокруг себя людей, которые также добровольно и бесплатно трудились здесь, как могли. И здание превратилось в то, чем является сегодня: музеем и одновременно домом, который в приличном состоянии поддерживают его сегодняшние жильцы.

Дорогая сердцу… семья
Деревенский дом с русской печью разделён на четыре комнаты. В прихожей, окружённый лавками, стоит большой деревянный стол. На нём журналы, тетради, альбомы, копии документов и книга отзывов. В последней заполнено уже немало страниц — видимо, посетители здесь не редкость. Повсюду экспонаты и почти нет хозяйских вещей.
Пока мы рассматриваем окружающую обстановку, хозяйка ведёт своё повествование.
— Я назвала его музеем российской семьи — хотела показать, как крепки в нашей деревне традиции, какие здесь династии и что семья действительно всему основа. В первой комнате у меня собраны истории как отдельных людей, так и целых семей Фоминского. И даже родословные — одну из них передал в музей мой бывший одноклассник…
Дальняя комната — спаленка — представляет собой собрание рукоделия. Здесь домотканые половики, вышивки, скатерти, салфетки — всё, что делали наши женщины. Здесь же божница с иконами и тумбочки с журналами. Кстати, в Фоминском живут две чувашские семьи, поэтому свою коллекцию мы дополнили их полотенцами ручной работы… Экспонаты собирали со всей деревни: где что увидим — выброшенное или в старом доме забытое — несём в музей. Отмываем, очищаем, ремонтируем, красим, если надо, и в обстановку пристраиваем. Вот так здесь вся эта мебель появилась… А в амбаре я утварь храню, которой наши бабушки и деды в старину пользовались, — там тоже кое-что интересное есть.

 

— Живём, как в застойные годы, — полки пустые. Товар поступает редко. Общественный транспорт не ходит.

 

Чай со стихами
От натопленной печи идёт тепло, но в доме холодно. Валентина Матвеевна говорит, что дом этот вообще-то холодный, от чего прежние хозяева сильно страдали.
Её рассказ перемежается стихами собственного сочинения. Талантливый оратор, она способна привлечь внимание слушателей.
— Из последнего:
Хоть живут здесь
лишь бабушки с дедами,
Поле брошено, стало ничьё,
Нет другой у меня
малой родины,
Для меня нет прекрасней её!
В кухне тоже старинная мебель — сделанные руками дедов и прадедов шкафы, столы, табуретки.
Разливая чай, Валентина Матвеевна рассказывает, как ей теперь здесь живётся, делится планами о создании в музее новых стендов, проведении общесельских праздников — у неё уже полно идей. Сообщает, как ремонтировали этот дом: подняли печь, выровняли пол, покрасили стены, пропитанные чем-то неизвестным, что даже не закрашивается. И сокрушается, кто будет смотреть за музеем, когда она отсюда съедет.
— Хозяйка как узнала, что мы здесь живём, письмо прислала: «Мы дом купили не под квартиры, а под музей. Съезжайте». А куда мы зимой денемся? Потом председатель Махнёвской Думы с ней связался, и нам разрешили здесь пожить до 1 июня… А как все год назад были рады, что музей у нас будет! Как старались его создать! Но теперь замысел может сорваться. Посудите сами: мы с сыном здесь трудимся на добровольных началах, а если нас тут не будет, кто станет за всем этим смотреть, да и зачем?

Ассортиментик небогат
В старинном кирпичном здании находится единственная в селе торговая точка. Внутри покупатели ведут оживлённую беседу. На столике лежит лист бумаги. На нём — обращение к собственнику магазина. Жители возмущаются, что ассортимент товара здесь невелик. И собирают подписи. Их набралось уже довольно много.
— Живём, как в застойные годы, — полки пустые, — негодует одна из пожилых покупательниц. — Посмотрите, у нас даже сахара нет. Товар поступает редко. А нам взять его больше негде — ну как мы до Махнёво доберёмся, если общественный транспорт не ходит? На такси? Это очень дорого! Чем мы хуже других? Нам тоже нужны и продукты, и одежда, и хозтовары. И чтобы выбор был!
К ней присоединяются остальные, высказывая свои предложения и опасения. Продавец, не вмешиваясь, наблюдает эту картину. Очевидно, такие беседы она слышала уже не раз.
Иногда жителей выручает почта — как известно, в отделении связи торгуют теперь не только марками и открытками, но и консервами, одеялами и многим другим. Но вот сахара в продаже не оказалось даже на почте…

Пустые полки местного магазина напоминают времена перестройки

«Пока мы едины…»
Место собраний и праздников для жителей Фоминского ‑ клуб. Галина Лаптева является завклубом и библиотекарем в одном лице.
Человек она творческий — занимается оформлением стендов и зала, организует выставки изделий местных мастериц. По книге научилась бумагопластике и теперь делает модульное оригами. Говорит, очень расслабляет. На свою работу не жалуется, скорее наоборот.
— Считаю, технически мы оснащены довольно неплохо. В библиотеке есть компьютер с цветным принтером, но тексты печатать я так и не научилась. А вот фотографии, с помощью главы, мы на принтере распечатываем, для чего на свои деньги покупаем краску. В зале есть музыкальный центр, микрофоны, микшер, усилитель. Только стульев нет, — сообщает Галина Петровна. — Отопление в клубе дровяное. Но если экономить и печь в большом зале топить только по праздникам, то приобретённых 15 кубометров на год хватит.
Иногда учреждению культуры оказывают помощь спонсоры, в качестве которых выступают дачники. Например, екатеринбуржцы подарили фоминской библиотеке собрание женских романов.
— Бывает, что одолевает лень и не хочется организовывать людей на какое-либо общественное дело. Ведь иной скажет, что в праздник лучше на диване у телевизора пролежать, чем прилагать усилия к его подготовке и проведению… Но тогда зачем жить? — рассуждает Валентина Матвеевна. — Нет, Фоминка ещё не загнулась. И на все ворчания односельчан я отвечаю: вы — как хотите, а я буду стараться, потому что в этом — жизнь, а я жить хочу… Вы так и напишите: «Фоминка жива». И пока мы едины, будет жить наше родное село!
К сожалению, не бывает пути без препятствий, а дела без сложностей. А потому на тех, кто способен преодолевать, пожалуй, и держится не только Фоминка, но и вся наша жизнь.

Анна ОЩЕПКОВА
Фото автора и Е. САМКОВОЙ

Мы писали про Фоминское
comments powered by HyperComments