03.07.13

Матрос из Деево

С.Паньшин

С.Паньшин

В августе- сентябре 1918 года в сёлах и деревнях, расположенных в границах современного Алапаевского района, шли ожесточённые бои. К сожалению, сражались между собой соотечественники, выбравшие разную правду. Это и есть гражданская война.
В своих воспоминаниях красноармеец Алапаевского полка А.П.Селенгин писал о том, что рота мобилизованных, состоявшая из крестьян Мироновской волости, перешла на сторону противобольшевиков, передав последним ценные сведения и вдобавок пулемёт «максим». По воспоминаниям другого участника Гражданской войны, командира роты, сформированной из крестьян села Костино, А.Г.Барышникова, будущие перебежчики прибыли в Алапаевск на замену некоторых нейвошайтанцев из сёл Арамашево, Деево и Мироново.

Все мобилизованные были молоды, хорошо одеты и вооружены. Барышников сам видел, как они шли сдаваться противнику по открытой местности с поднятым вверх над головой оружием. Руководили ими жители Арамашево Е.Н.Паньшин, А.С.Борисов, Н.М.Пушкарев. А командиром роты был житель села Деево , молодой высокий красавец матрос Балтийского флота Семён Протасьевич Паньшин.
Напомним, что в самом начале похода Алапаевского полка в низовья Нейвы, взбунтовался один из его батальонов, состоявший из рабочих Нейвошайтанского завода. Эти бойцы оставили позиции у села Останино и вернулись в Алапаевск с требованием распустить их по домам. В городе они были разоружены. Затем часть из них арестовали и предали трибуналу. А других распустили по домам. При этом 120 человек, добровольно согласившихся остаться в Красной армии, были дополнены мобилизованными крестьянами из сёл Мироново, Деево и Арамашево. Командиром сформированной из этих новобранцев роты был назначен бывший матрос Балтийского флота, житель села Деево Семён Протасьевич Паньшин. Как известно, большевики считали матросов, а особенно балтийцев, самыми передовыми и сознательными сторонниками революции. Да и сам Балтийский флот считался колыбелью Октября. Но в случае с матросом Паньшиным большевики просчитались.
Здесь будет уместно кратко рассказать о нём. Семён Протасьевич Паньшин родился 3 февраля 1893 года в селе Деево в семье крестьянина-середняка. С началом Первой мировой войны был мобилизован и попал на Балтийский флот. Служил в Петрограде простым матросом 2-го флотского экипажа. В 1915 году его перевели в Кронштадт, в учебно-минную команду. А затем служил на крейсере «Диана», где и встретил окончание войны.
Перешедшие на сторону противника не влились в число партизан. По согласо­ванию с белыми, ряды которых на тот момент пополнялись исключительно добровольцами, арамашевцы вернулись наводить порядок в родное село и близлежащие деревни. То есть туда, откуда их против воли мобилизовали большевики. Так, Алексей Семенович Борисов, фельдфебель русской армии, участник Первой мировой войны, вернувшись в Деево, стал одним из руководителей восстания в родном селе, а после прихода войск Сибирской народной армии был избран односельчанами начальником дружины местной самоохраны.
Показания, зафиксированные весной 1942 года следователем НКВД во время допроса арестованного С.П. Паньшина, сообщают следующее: «После того как он, С.П.Паньшин, будучи демобилизован после выхода России из войны с Германией, приступил к мирному труду, летом его с другими зем­ляками мобилизовали в Красную армию. Из них была составлена целая рота. Во время наступления под Голубковским ротный писарь Григорий Егорович Мантуров, житель села Мироново, зажиточный крестьянин, мельник, после возвращения из разведки пред­ложил ему, командиру роты, подбить к переходу к белым всю роту, так как воевать никто из мобилизованных крестьян не хочет. Вдвоём они обговорили всё дело, переговорили с красноармейцами. И открыто бросив фронт в количестве 80 человек, по открытым полям перешли линию фронта. В районе деревни Ерёминой, где стоял штаб белопартизан, их разоружили». Г.Е.Мантуров вернулся домой, поскольку отнюдь не был военным человеком и, видимо, гораздо хуже обращался с оружием, чем занимался хозяйством. А С.П.Паньшин вскоре добровольно вступил в Омский офицерский партизанский отряд, рядовым бойцом команды связи.
Интересный факт, наглядно иллюстрирующий вопрос о несостоятельности классового принципа разделения сторон в Гражданской войне. Среди тех, кто остался из роты крестьян-перебежчиков на стороне красных, был мобилизованный ими сын богатого деевского торговца Алексей Семенович Диев. Впоследствии он воевал в полку Красных орлов, до тех пор, пока не попал в плен к сибирякам под Пермью.

Крейсер «Диана»

Крейсер «Диана»

Естественно, что после перехода целой роты красных бойцов командо­ванию белопартизан стали известны все сведения о противнике. По этой причине большевистским командирам пришлось менять позицию. Село Голубковское сдали противобольшевикам без боя. Алапаевский полк отошёл в деревню Михалёву. Но эти манёвры не спасли красных от разгрома.
Как в дальнейшем сложилась жизнь матроса из Деево? Вот и ответ на этот вопрос. Весной 1920 года он вернулся в родное село, где практически сразу был арестован. Семёна Протасьевича приговорили к заключению сроком на пять лет, но не за предательство, а за дезертир­ство из рядов Красной армии. Отсидев всего полтора года С.П. Паньшин был досрочно освобождён. Однако в родном крае он стал изгоем. В дальнейшем Паньшин работал на кизеловских копях в Пермском крае и челябинских шахтах. В 1942 году Семёна Протасьевича вновь арестовали. К этому времени он жил в посёлке Дегтярка и работал учителем в местном ремесленном училище. Ему предъявили обвинение в пораженческой агитации. Но обвиняемый Паньшин вины не признал. Он отвечал, что ничего пораженческого в своих разговорах не видит. Просто его, как советского гражданина, интересует вопрос, почему доблестная Красная армия отступает. Ведь она должна была вести войну на территории противника. По приговору Особой тройки в том же году С.П. Паньшина расстреляли. В 1990 году его полностью реабилитировли. Ныне в посёлке Дегтярка проживает его дочь Агния Семёновна.
Товарищ Паньшина по роте Григорий Егорович Мантуров действовал немного хитрее. Отступив вместе с белыми, он вернулся домой лишь в 1923 году после полного окончания Гражданской войны и объявления амнистии некоторым участникам Белого движения и лицам, сотрудничавшим с ними. Но это не помогло. Мантуров был раскулачен и выслан в Екатеринбург. Однако он снова, на свою беду, возвратился в родные места. И здесь был арестован уже в качестве ярого врага коллективизации и Советской власти, подбивав­шего односельчан к новым выступлениям на религиозной почве. За что и был осуждён вместе со священником села Борисово К.И.Коневым.

О. НЕМЫТОВ
Фото предоставлено
автором

P.S. Данная публикация подготовлена на основе материалов, полученных из Государственного архива Свердловской области (ГАСО), Государственного архива административных органов по Свердловской области (ГААОСО), Центра документации общественных организаций по Свердловской области (ЦДОО).

comments powered by HyperComments