16.02.16

Наши 20 литров молока

Журналист «АИ» подоил коров в «Ямовском»
— Смотрите: сперва нужно обработать вымя, а уже потом – надевать аппарат, — объясняет Наталья Окулова, мой наставник на ближайшее время.
В общем-то ничего сложного, только страшновато: а вдруг корова, почуяв чужого человека, возьмёт, да и лягнёт ногой. Но назвался груздем – полезай в кузов: беру в руки новый для себя профессиональный инструментарий и делаю то, зачем собственно пожаловала на ферму «Ямовского» в посёлке Заря…

Идея сменить блокнот на доильный аппарат посетила автора этих строк давно. Сколько можно просто писать о сельском хозяйстве? Может, стоит один раз попробовать? Согласились помочь в таком необычном деле ямовцы: директор Владимир Сысоев отрекомендовал двух бригадиров – Елену Немытову и Тамару Кенькову.
— Пожалуйста, мы не против! Только первая дойка у нас начинается рано – в 6.30, – предупредила Елена Николаевна.
— Буду! Форма одежды какая?
— Рабочая. Халат мы вам дадим.

Все праздники — мимо

Молочница Наталья Черкасова

На улице ещё даже не рассвело, а все доярки уже на месте – в 6.15 они приходят на смену и находятся здесь до полудня. На вечернюю дойку приходят вечером в 17.30 и находятся здесь до полдесятого. И так практически все дни, кроме выходных. В месяц у каждой выходит по 22 смены. Праздничных дней в привычном понимании на ферме нет: коровам ведь неважно, Новый год мы отмечаем или 9 Мая – доить молоко нужно каждый день.
— Да, в этом сложность. Тем не менее, работа в праздничные дни оплачивается в двойном размере. Да и вообще зарплата у доярок хорошая, — рассказывает Тамара Кенькова, в смену которой я попала.
Всего здесь на ферме четыре доярки плюс две подменные. И, между прочим, вопреки расхожему мнению, все они достаточно молодые. И за работу держатся.
— Многие приходят, просят трудоустроить. Но куда? Доярок полный штат. Другие вакансии, менее оплачиваемые, устроят далеко не всех. Хотя если желание работать есть, человек здесь задержится. Вот совсем молодые девушки – доярка Таисья Сунцева, молочница Наталья Черкасова – они же как-то остались, работают, — приводит примеры Тамара Васильевна.
Хотя, по её словам, 13 лет назад, когда она только сюда устроилась, с коллективом были проблемы – многие работники злоупотребляли алкоголем, и это была характерная практически для любого села проблема. Сейчас, к счастью, такого нет. Говорят, зарплата доярок в «Ямовском» — около 30 тысяч рублей. В Алапаевске-то такие деньги женщине сложно заработать. Поэтому местным работницам определённо есть за что бороться.

Резиновые сапоги в прошлом

Телятница Елена Фоминых

Доярки уже вовсю трудятся, но для меня сперва провели небольшую экскурсию по двору: вот здесь уже готовят корм для малышей-телят Елена Фоминых и Наталья Ермилова; здесь – молочная, куда ведут все трубы молокопровода; компьютерная, помещение с электрокотлами и стиральными машинами, «красный уголок»… Всё оборудование новое. Невооружённым глазом видно, что в «Ямовском» в сравнении с многими другими фермами, где мне довелось побывать, довольно чисто и удобно для работников в бытовом плане. Здесь даже система видеонаблюдения установлена – и во дворах, и на улице.
— Да, начальник это любит, всё старается механизировать. За время, пока я здесь работаю, труд намного облегчился. Даже процесс кормления механизирован. Вот сейчас в 8 часов придёт и миксер, и погрузчик – всё быстро сделают, — отмечает бригадир Кенькова. – Чище стало, легче, удобнее. Знаете, нам каждый год выдают спецодежду, но резиновые сапоги уже практически никто не надевает – они в прошлом. Летом даже в сланцах ходят.
Да, Сысоев в Алапаевском районе во многих направлениях — первопроходец. Ямовцы первые ввели в эксплуатацию двор беспривязного содержания для молодняка. А в марте состоится открытие ещё одного подобного двора, только для дойного стада, где дойка будет полностью автоматизирована. То есть за людей всё сделает робот: корова сама подходит к аппарату и пока доится, в компьютер заносятся все данные о надое и состоянии её здоровья. Кажется фантастикой, но буквально через месяц всё это начнёт действовать у нас – в Алапаевском районе!
— Многие называют такую систему ненадёжной – электроника же, может «полететь» от любой мелочи. Но Владимир Михайлович настроился решительно, — поясняет Тамара Васильевна. – Коров придётся приучать к такому порядку. Соседи из других районов, которые уже используют автоматизированную систему доения, рассказывают, что месяца полтора не выходили с фермы – водили коров буквально на поводу.

Кириешки для коровы

Оператор машинного доения Таисья Сунцева

У каждого оператора машинного доения здесь – по 48 коров. Все со своим норовом.
— Есть ласковые, есть буйные. Знаешь уже, какая ногой может дёрнуть. А одна корова у нас вовсе привыкла к кириешкам: не угостишь – не даст доить, — говорит Наталья Окулова, которая работает здесь восемь лет.
Прошу её научить ремеслу и меня. Аппарат прицепляется к вымени очень легко: нажимаешь на кнопку — и за счёт вакуума он присасывается. И видно, как по молокопроводу идёт молоко. Некоторые коровки в этот момент переступают с ноги на ногу – будто пританцовывают. Другие смирно стоят.
— А как вы определяете, что уже всё?
— Видно же – бежит молоко по молокопроводу или нет. Да и по вымени – вот, щупаю, чувствуется, что уже всё. Одна корова доится минут пять-семь. Не каждая ведь и молоко может дать. Например, если она в охоте, то не даст доить, будет кричать, пока не покроют.
Забот у доярок достаточно. Прежде всего, придя на ферму, нужно управиться, прибраться, коров к дойке приготовить – подмыть, вымя обработать. Потом – выпустить их на прогулку, опять прибраться, подсыпать опилом дорожки. Цикл повторяется вечером.
Самое интересное, что дома скот уже никто не держит.
— Зачем, если молоко, масло, мясо мы здесь под зарплату можем взять? – говорят работники. С этим здесь проблем нет.

Очередь за молоком

Операторы машинного доения Наталья Окулова.

Человеческая натура такова, что требует соревновательного момента. На ферме состязания, конечно, не устраивают, тем не менее, на контрольную дойку доярки стараются выходные не брать. Такая дойка происходит раз в месяц: с помощью специального аппарата, который замеряет объём полученного молока. Показатели по группам вывешиваются на информационный стенд.
Всё молоко после дойки поступает в холодильную установку, далее – в молоковоз и отправляется на завод. Но три раза в неделю — в понедельник, среду, пятницу — его может купить прямо здесь, на ферме, любой желающий по 30 рублей за литр. И таковых, надо сказать, достаточно. В очередь встают с 7.30. Приходят с банками, бутылками, бидонами. Как сказала молочница Наталья Черкасова, за один день она отпускает до 200 литров молока.
Предложила и мне Тамара Васильевна отведать ямовского молочка, забелив кофе, в конце моей утренней «смены».
— А чего бы и нет, можно! Мой вклад — литров 20 — там тоже есть.

Маргарита ИВАНОВА
Фото автора

comments powered by HyperComments