14.10.17

Неотмеченный юбилей

В этом году исполнилось 90 лет со времени открытия в Алапаевске в 1927 году первого краеведческого музея. Но так как восемь лет назад музей, занявший к тому времени здание, называемое домом Софонова, был закрыт, этот юбилей остался незамеченным.
Обо всём этом мы поговорили с Игорем Заложневым — одним из городских краеведов, в прошлом директором Алапаевского дома-музея П.И. Чайковского (заведующим Алапаевским филиалом Свердловского областного краеведческого музея), филиалом которого являлся краеведческий музей.

Построен не полностью, закрыт не окончательно

— Игорь Вадимович, в связи с чем закрылся в Алапаевске краеведческий музей?

— Первый раз краеведческий музей, располагающийся в трёхэтажном здании, известном как дом Софонова, закрыли в конце весны 2009 года. Формальная причина — несоответствие правилам пожарной безопасности… Для начала его закрыли временно, а так как деньги на устранение предписаний никто вкладывать не стал, то с 1 сентября по решению суда окончательно. В это время в музее как раз шла выставка художественных фотографий Екатерины Рождественской. К нам пришли из противопожарной службы, осмотрели оба здания — и дом Софонова и дом-музей Чайковского — нашли более 20 претензий, выписали руководителю, то есть мне, штраф… Но музей Чайковского продолжил работу, а дом Софонова пришлось закрывать.

— В чём заключалось это «несоответствие…»?

— Дело в том, что ещё со времён самого Софонова кирпичное здание оставалось недостроенным, поэтому у него всегда был трёхэтажный деревянный пристрой. И каждые лет 30-40 фасад меняли. Последняя замена, насколько я помню, была в 1986 году… Но самое главное — основной и запасной входы сделаны почему-то через деревянный пристрой. Этот факт и сочли противопожарным нарушением.

— Когда построен дом Софонова?

— По документам, которые у нас есть, здание датируется 1870-1873 гг., последний был годом смерти строившего его Игнатия Евстафьевича Софонова. А потому хозяин свой дом не достроил… И, очевидно, чтобы не оставлять здание в незаконченном виде, к нему был сделан деревянный пристрой… Кстати, кто был внутри, мог заметить, что в каменном исполнении одни комнаты как бы выдвинуты в сторону улицы Ленина, а другие уходят внутрь здания… Создаётся впечатление, что дом строился не ввысь, как это бывает, а вширь. Закончен не был, и пристрой выравнивает всю эту конструкцию.

— Вы не видели проект, каким его задумывал автор?

— Нет. Да и технического паспорта на это здание, кстати, у нас тоже никогда не было… Но, заметьте, оно во многом весьма интересно. Во-первых, тем, что не достроено — это один из его, так сказать, изысков. Во-вторых, своей конструкцией — на первом и втором этажах потолки высокие, а на третьем — низкие. Кроме того, своды третьего этажа сделаны почти как в Грановитой палате Московского Кремля. То есть ближе к потолку стена начинает изгибаться, правда до формы арки не доходит… А как красиво выглядят окна третьего этажа! Русский стиль!

— Это здание считается памятником?

— В принципе, оно всегда было местным памятником истории. У меня есть копия справки «О мерах по улучшению охраны, реставрации и использования памятников истории и культуры в коммунистическом воспитании», где написано: «согласно решению облисполкома от 4 декабря 1986 года о взятии под государственную охрану памятников истории и культуры Свердловской области в городе Алапаевске и районе», взяты на учёт 8 памятников истории. Под цифрой 1 стоит «Дом, в котором жил создатель первой в России водяной турбины И. Софонов, ул. Ленина, 34». Вообще-то Игнатий Софонов в нём не жил. Но простим составителям эту погрешность… Заметьте, краеведческий музей по списку идёт первым. Далее дом, в котором в декабре 1919-го проходил первый съезд комсомола — Ленина, 24, то есть бывший узел связи, и так далее.
— В какие годы его покрасили в такой охристый цвет?
— Его, по всей видимости, в разные годы разной краской красили. Сейчас это всё смылось. И видно, что проступает то синеватая побелка, то зеленоватая. В начале 1988 года он был жёлтеньким, а в конце 1988 года его побелили в розовый цвет. А с 1996 года началась эпоха неплатежей, которая дошла до областного бюджета и повлияла на финансирование областного музея, филиалами которого были музеи Алапаевска.

Дом — контора —музей — филиал

— Когда алапаевские музеи стали филиалами областного?

— Где-то в начале 1980-х годов повсеместно началась централизация краеведческих музеев. По тем временам это был большой плюс, ведь областной музей финансировал ремонты, выплачивал зарплату, его научные сотрудники проводили консультации. И с согласия местной власти алапаевский краеведческий музей, занимавший половину первого этажа дома Чайковского, был передан в областное подчинение. А в 1984 году краеведческому музею передали дом Софонова.

— По какой причине?

— Дело в том, что когда в 1984 году из дома Софонова выехал ОРС АМЗ, здание хотели передать городскому отделу народного образования. Но буквально на следующий день в горисполком обратилась заведующая краеведческим музеем, в котором уже начали рушиться потолки. И попросила ради спасения ценных экспонатов отдать ей освободившееся здание. Вот так дом Софонова стал краеведческим музеем. В 1985 году там провели внутренний ремонт — на первом этаже сделали экспозицию, посвящённую П.И. Чайковскому. На втором этаже в 1987 году открыли экспозицию «Алапаевск досоветский», а третий этаж с экспозицией «Алапаевск советский» открывался уже в мае 1988 года, когда я уже начал там работать.
В доме Чайковского всё это время шли ремонтные работы… И к 1990-му году было решено, что все его помещения полностью займёт музей.

— Какие там были уникальные экспонаты?

— С точки зрения музейного хранения любой экспонат — это ценность. Помнится, когда 10 лет назад мы занимались сверкой фондов, оказалось, что для открытия экспозиции в Алапаевске многое было привезено из областного музея — например, монеты, значки, некоторые чучела, фотографии, документы… вплоть до писчих перьев. Впоследствии большинство из них было возвращено в Екатеринбург.
— Чем, на ваш взгляд, мог бы в дальнейшем стать дом Софонова?
— Конечно же, музеем! Но сначала, полагаю, его необходимо достроить в том виде, в каком начал его Софонов. А потом продумать концепцию и наполнить экспонатами…
Но пока это лишь мечты.
Кто бы взялся за их осуществление?

Анна ОЩЕПКОВА
Фото В. МАКАРЧУКА и И. ЗАЛОЖНЕВА

comments powered by HyperComments