29.11.17

Особенности сельской медицины

Здесь всё по-домашнему: на крыльце — половичок, у входной двери — тапочки. С порога можно решить, что это не больница, а обычный деревенский дом с диваном, трюмо и накрытым клеёнкой столом в прихожей. Но резкий запах медикаментов говорит об обратном. В этом столетнем деревянном здании находится фельдшерско-акушерский пункт села Фоминского.


Арифметика на колёсах

Терапевт Александр Лапин — единственный врач в радиусе 60 километров. В территорию его обслуживания входят все населённые пункты от Махнёво до Калача.
— Сейчас как раз занимаюсь составлением списков населения по своему участку. Получается 12 сёл и деревень, где проживает порядка 1100 человек. Среди них есть такие, где всего два человека, например, в деревне Турутиной, или такие, где 430, как в Санкино, — рассказывает Александр Николаевич. — Кстати, в Санкино фельдшер ушла в декретный отпуск, санитарка скоро уйдёт тоже. И медпункт останется без работников. А потому я поговорил в Санкино со всеми бывшими медиками — там их много, но никто из них не согласился возвращаться в здравоохранение.

Александр Лапин

Александр Лапин

Стоит сказать, что мы встретились с доктором Лапиным во время его обеденного перерыва, который он вообще-то собирался посвятить ремонту своего автомобиля. Но раз нагрянули корреспонденты, надел белый халат и провёл экскурсию по медицинскому учреждению, рассказывая о специфике работы и отвечая на вопросы.
— Как часто ездите в Санкино?
— На сегодняшний день два раза в неделю по понедельникам и четвергам веду приём сперва в Муратково, затем в Санкино.
— А в Муратково почему?
— Потому что там в ФАПе работает только одна медсестра, а фельдшера вообще не было. Правда, раньше один день в неделю туда приезжала фельдшер из Санкино.
— Как далеко от Фоминского до Санкино?
— Примерно 30 километров плюс ещё 15 до Муратково. Но учитывая состояние дороги, это совсем неблизко. И на путь в 45 километров уходит практически час. Помимо Фоминского, Санкино и Муратково ещё веду приём в Кишкинском и Большой Ерзовке, куда выезжаю раз в неделю по средам. Они расположены в противоположной стороне от Санкино — махнёвской. Помимо этого ещё заезжаю по вызовам в деревню Карпихину — там принимать негде, а население возрастное. А после них отправляюсь в Махнёвскую районную больницу для решения текущих вопросов.
— Получается — у вас вся жизнь на колёсах. На чём добираетесь?
— На УАЗе, который закреплён за Санкинским ФАПом. Но, как правило, по неотложным вызовам еду на своей личной машине. Вообще здравоохранение в нашем государстве находится в упадке. Создать много медицинских центров — дело хорошее, но о транспортной доступности никто не подумал. А на наших просторах это имеет решающее значение.

ФАП находится в здании, построенном в 1917 году

ФАП находится в здании, построенном в 1917 году

В наличии и про запас
Интересно, что в Фоминском ФАПе сделана палата для дневного стационара. Здесь две кровати с подушками, у каждой стоит по штативу для систем. И есть аппарат для ЭКГ.
— Не в каждом ФАПе есть дневной стационар. Для его открытия нужно оборудование?
— Вообще-то оно ещё с советских времён есть практически везде. И в первую очередь ФАПу нужна медсестра, которая будет выполнять назначения врача — ставить системы и уколы внутривенно и внутримышечно. А раз фоминская медсестра в настоящее время на больничном, дневной стационар не работает. Нет его и в Санкино, так как оба медработника в декрете. А вот в Муратково медсестра Ирина Геннадьевна Болотова выполняет мои назначения.
— Расскажите об оснащённости своего медпункта.
— Как видите, у меня нет компьютера. И чтобы заносить талоны, вести документацию, записывать пациентов на дневной стационар мне нужно хотя бы раз в неделю ездить в Махнёвскую больницу. Раньше этим занималась медсестра.
Кроме того, у нас есть всё необходимое, например препараты для неотложки.
— И аптека?
— Аптечных пунктов ни в одном ФАПе нет. И медработник по договору с махнёвской аптекой завозит в свой ФАП лекарства по заявкам населения. Мы не имеем права хранить медпрепараты, но человеку лекарство нужно не через неделю, когда я за ним поеду, а в настоящий момент. Поэтому запас медикаментов для неотложной помощи у нас есть в полном объёме согласно стандарту.
— Откуда кардиограф?
— У меня два кардиографа. Один переносной в неотложке, другой в дневном стационаре. С самого начала, как пришёл, просил кардиографы — они очень нужны в работе. И вот в Санкинском ФАПе нашёл два новых, причём неиспользуемых. Дело в том, что там была общеврачебная практика, для которой они были куплены. Но когда ОВП закрыли, кардиографы стали не нужны. А мне пригодились.
— Кто помог с ремонтом?
— Совет ветеранов, жители. Электропроводку отремонтировал местный предприниматель Сергей Краюхин, он же бесплатно и регулярно обеспечивает ФАП дровами — здесь две печи. Их ежедневно протапливает санитарка, которая получает за свою работу две тысячи рублей в месяц.

Сегодня в Фоминском проживает примерно 70 человек

Сегодня в Фоминском проживает примерно 70 человек

В чём разница
Всю жизнь Александр Николаевич работал в службе «скорой помощи» города Верхняя Пышма, а когда по выслуге вышел на пенсию, перебрался за 250 километров от Екатеринбурга на малую родину  в село Фоминское Алапаевского района. И здесь он столкнулся с немного новой для себя деятельностью участкового врача.
— Работа на «скорой» совсем другая. Там в любой ситуации мы действуем чётко по инструкции. Например, пациенту с болью в грудной клетке или верхней части живота обязательно нужно делать ЭКГ. А ребёнка до трёх лет независимо от диагноза положено госпитализировать, — продолжает Александр Николаевич.
— Как происходит взаимодействие со «скорой помощью»?
— Как правило, в случае необходимости люди сначала звонят мне. Но я, как бывший работник «скорой помощи», скажу, что у нас любой гражданин, находящийся на территории Российской Федерации, имеет право вызвать скорую помощь, поэтому можно сразу набирать 03.
— Как привлекаете людей на диспансеризацию?
— С диспансеризацией всё обстоит очень плохо. Идея изначально хорошая — проверить здоровье населения, для чего в Верхней Синячихе создан соответствующий центр. Но транспортная доступность не учтена. Рейсового автобуса между Санкино и Верхней Синячихой нет. А наём машины обходится в полторы тысячи рублей, что для сельского населения не подъёмно. Поэтому люди не едут. Причём, за один день пройти диспансеризацию невозможно.
Кстати, в первый год своей работы я пытался организовать людей на диспансеризацию. Договорился с соседом, у которого есть микроавтобус. Думал, мы всех в него посадим и привезём. Но нет. Выяснилось, что в Синячихе принимают за раз не больше двух человек.
— Как решается вопрос со сдачей анализов?
— Махнёвская лаборатория выезжает в нашу сторону по графику. Раньше это было два раза в месяц, сейчас один. У них с транспортом тоже напряжёнка.
— Вас извещают заранее?
— Да. А я потом по спискам выбираю, кому необходимо сделать анализы, например, по той же диспансеризации. Звоню людям, приглашаю. Лаборатория берёт общий анализ крови и мочи.
— А биохимию?
— Кровь из вены на биохимию я сам беру и отвожу в махнёвскую лабораторию. Результаты потом узнаю по телефону.
— А если, допустим, к вам обратился человек с ОРВИ. Вы назначили ему анализы. Что дальше?
— Дальше он должен сам ехать в Махнёво, чтобы их сдать. Но по факту, не все едут. Опять же по причине транспортной доступности.
— Что бы можно было улучшить в вашей работе?
— В наш век информационных технологий хотелось бы иметь на работе компьютер с выходом в интернет, чтобы не ездить по этому поводу в Махнёво. А согласно существующему приказу министерства здравоохранения РФ, мы не только электронные талоны, но и амбулаторные карты больного должны вести по интернету. Но это в моих условиях просто невозможно.

Анна ОЩЕПКОВА
Фото автора

comments powered by HyperComments