25.02.15

Поднимаясь над черно-белой обыденностью

Казалось бы, обычный человек в обыденном пространстве: ходит на работу, занимается хозяйством, и каждый его день всё обычно, всё привычно. Но вот он подходит к маленькому бюро, открывает рабочее место, берёт карандаш, подносит к чистому листу ватмана… И тут начинается нечто непостижимое, непонятное чужому разуму, а порой и самому творящему, невероятное таинство: на белом непорочном фоне появляются тончайшие карандашные штрихи, замысловатые линии, полутона, полутени…

Подсознание подсказывает форму и её содержание. Человек рисующий, увлечённый каким-то тайным провидением, постепенно сливается с процессом. Откуда берутся эти лица, фигуры, сюжеты? Он и сам не может объяснить, но за многие годы в доме художника собралась довольно большая коллекция карандашных рисунков. Глядя на них, хочется рассматривать их ещё и ещё — картины и их образы словно завораживают. И чем больше разглядываешь, тем больше хочется узнать о человеке их нарисовавшем.
Речь идёт об Олеге Конькове, который рисует в стиле политического памфлета*, переходя от карикатуры до обличения человеческих пороков. Мы отправились к нему в посёлок Ясашная, чтобы познакомиться поближе. К нашему большому удивлению Коньков оказался не таким уж и закрытым человеком, как нам до этого казалось. А в его доме мы с восторгом любовались не только рисунками, но и развешанными на стенах большими по размеру живописными полотнами. В каждом из этих произведений чувствовалась рука мастера, его неповторимый почерк и авторский стиль.
Этот Коньков — невероятный человек. Прибыл он с женой на Урал из Якутии (кстати, оттуда же почти что контрабандой прибыли и оленьи рога, которые сегодня составляют неотъемлемую часть нестандартного домашнего интерьера). Тут осели и пустили корни в виде двух сыновей. Маленький посёлок среди хвойного леса и стал их второй родиной.
Говорит, что в семье никто никогда не рисовал, но уже в детском саду маленький Олежка ощутил невероятную тягу к изобразительному творчеству: «Такой я родился!» Но самоучкой не назовёшь — основы и азы рисунка он всё-таки получил — ходил в детскую студию ИЗО. Остальное развил сам, шлифуя годами свой собственный стиль, манеру.

Памфлет - сатирический жанр, 
в котором нередко присутствуют 
ирония и сарказм. Злободневное, 
острое произведение 
обличительного характера.

Простые житейские сюжеты — не для него. Выпуклость, фантастический, уродливо-комический стиль, бредовое ведение — вот чем запоминаются и впечатляют эти работы. Не всегда понятно, но захватывающе.
В его доме на одной визуальной линии и шут, и священник, как порочность и святость, как чёрное и белое. Для автора это проявление обычных житейских ситуаций — чередование полосок на тельняшке. Но сам же он более склонен к образу джокера — любит хорошую шутку и домашним унывать не даёт. Между тем, он человек весьма скромный — за столько лет ни разу не проявил желания организовать собственную выставку или заключить договор с издательством на выполнение иллюстраторских услуг. Говорит, что не хочет связывать себя договорными обязательствами и не любит работать на заказ. Свобода творчества — вот самое главное. Наверное поэтому среди его работ так много незавершённых: эскизы, наброски, эксперименты, а между ними планы на декорирование собственного палисадника и почти что выполненная гипсовая фигура человека-скорпиона килограмм на 200!
«Вот выйду на пенсию, начну рисовать, — отшучивается почти шёпотом Коньков, — а пока только карандашные рисунки. Писать маслом просто нет времени…»
Привезя работы Олега Конькова в Алапаевск, я показала их знакомым художникам. Вердикт был единогласный: нужно показывать! Это плакатно, злободневно, карикатурно, словом, всё то, чего нам сегодня не хватает в современной выставочной деятельности. Но объяснять заочно в чём суть работ Конькова, дело невозможно трудное. Их надо просто видеть. Видеть и думать… Итак, начало положено.

Ольга СИМОНОВА
Фото Ивана БАНИНА

comments powered by HyperComments