«Трудно, говорят, на марше первые пять дней…»


— Что подвигло меня на эту должность?
Положа руку на сердце, не знаю. Так, стечение обстоятельств…
«Тойтота» шла, незаметно набирая скорость. За окнами мелькали придорожные кусты, деревья, дорога была пустынной, и я слушала рассказ человека, сидевшего за рулем. Мы ехали к нему, вернее, в «его» поселок, в Нейво-Шайтанский. Он – Сергей Владимирович Сигов, начальник территориального управления, по-старому — глава поселка.

19_03_09_1
— …Я – офицер запаса ФСБ. Ушел в армию в 18 лет и служил в ней до 38 лет. Закончил высшее Алма-Атинское погранучилище, одно из лучших и единственное на всю Россию, которого сейчас нет. Потом – погранвойска, моя военная специальность – кинолог. Немного прослужил в школе инструкторов и перешел в военную контрразведку, тогда назывался особый отдел КГБ.
А тут началась перестройка, Таджикистан только-только «заполыхал» и нас послали туда в командировку. С того времени и пошли «горячие точки»…
Несколько минут мы ехали молча.
— Уволился из армии в 2003 году. Военный пенсионер. А в мирной жизни куда? В Саратов? Вроде не мое. Ставрополь? Тем более. Помыкался-помыкался и поехал домой. Но и здесь никто не ждал с распростертыми объятиями. Пришел в городскую администрацию, так, мол, и так, подполковник запаса, хотел бы еще послужить, то есть поработать. Отказали…
Устроился в медицинское училище преподавателем ОБЖ, друзья шутили: «нашел «теплое местечко». А однажды пригласили в местное отделение ФСБ. Пришел, а там предложили: на предприятие нужен начальник службы безопасности. Пойдешь?
Так я проработал в ООО «Гранит» три года. А потом погиб Кузнецов, глава Нейво-Шайтанского поселка. Нелепая смерть…
А Шайтанку я с детства помнил, туда поезд ходил по узкоколейке, и кондукторы привозили из поселка хлеб. Ох и вкусный был! До сих пор тот вкус у меня остался.
Когда подрос, мы с пацанами пристраивались на паровоз и ездили в Шайтанку, там ведь цех игрушек был, выбрасывали бракованные. Ну а мы подбирали, а то и свиснем что-нибудь. Интересно было…
После в школьных соревнованиях встречались с шайтанскими, иногда и стычки возникали. Понятное дело, городские… Это же детство, юность…
…Работая в «Граните», также с местными общался. В принципе поселок я знал.
Когда власть в городе сменилась, меня пригласил Станислав Владимирович, мы с ним контактировали, оба – пограничники, встречались. Предложил поселок возглавить. Назначили меня 26 декабря 2008 года, и сразу проблемы: котельные, водозабор, оборудование старое… Зима ведь.
— А средств нет…
— Трудно, говорят, на марше первые пять дней. Я — человек не кабинетный, подписал бумаги и пошел. Надо же делать что-то на местах и самому увидеть.
— А как жители восприняли ваше назначение?
— Народ в поселке сложный, но интересный. Может, еще какую-то роль сыграл тот факт, когда убили отца Олега, то мы задержали преступников, я тогда начальником службы безопасности работал. Шайтанцы чужаков не принимают, а тут как бы увидели, да и три года все же здесь работал…
Неожиданно машина затормозила, на обочине дороги стояла «Волга». Сергей Владимирович вышел и направился к ней.
— Наши специалисты в город едут, в администрацию, я им документы подписал, — объяснил он, вернувшись…
Вскоре показались утренние дымки над крышами домов, купол храма возвышался доминантой над окружающими строениями…
— В безымянном поселке живем, — пошутил Сергей Владимирович.
— ?
— Так названия-то нет! Ни въездного знака, ни указателя…
— Вон стенд пустой стоит на въезде…
— Это частная принадлежность, хоть и пустая.
Продолжение разговора состоялось уже в его кабинете.
— У поселка богатая история. Здесь работала крупнейшая геолого-разведочная партия, на завод на смену выходило до тысячи человек! А сейчас это обычный в наше время поселок, и все, что происходит в стране, отражается в нем, как в зеркале. Чуть более 2,5 тысячи населения, из них порядка 900 – пенсионеры. Трудоспособный возраст – 40-55 лет, учеников 180 человек, в детских садах ребятишки подрастают. А молодежи – мало. Либо уехала учиться, либо работает на вахте, либо сидит дома. Предлагаю работу, а в ответ слышу: «У меня бабушка, мама получают, мне хватает». Говорю, мама, бабушка не вечны, дальше как жить собираешься? Видно будет, отвечает. То есть живут одним днем. Не все, конечно, но есть такая тенденция.
К сожалению, это – плоды перестройки, считай, три поколения выросли за последние два десятка лет. Дети тех детей, чьи родители не нашли себя в период «великой депрессии».
— Сколько работающих в поселке?
— Точную статистику не знаю. Мы, к примеру, в ООО «Гранит» даже из Алапаевска приглашали, свои-то специалисты разбежались. Теперь в связи с кризисом возвращаются.
— А какая отдача от существующих здесь предприятий?
— Своего бюджета у поселка нет, предприятия зарегистрированы на территории МО, все средства уходят в общий бюджет. А сюда возвращаются согласно нормативам «на душу населения». Хотя я с этим не совсем согласен. Почему? Взять поселки Западный или Зыряновский, они – рядом с городом, а до нас — 40 километров! А норматив одинаковый. У меня только общая протяженность улиц 48 километров! Та же улица Ленина, центральная, тянется на семь километров! А ее ведь надо ремонтировать, освещать и так далее. А остальные?
По-видимому, только уже бюджет будущего года мы будем защищать с учетом этих особенностей.
— О чем еще душа болит у главы?
— О пекарне. Я – человек военный и понимаю так: в первую очередь накорми солдата, а потом кушай сам! На голодный желудок солдат «не навоюет», а не хочешь кормить свою армию, будешь кормить чужую! Почему шайтанцы кормят Режевской хлебозавод? Специалисты-хлебопеки у нас еще остались, хлебопекарня стоит, хотя здание сейчас частное, но там ничего нет, одна коробка. Мне сделали расчеты, что туда лучше установить новое оборудование, чем восстанавливать старое. Одним словом, собрал я наших предпринимателей, высказал им свое мнение на этот счет.
Второе: до каких пор наши старики будут ходить «немытые»? Нужна общественная баня, не каждый имеет свою и не каждый сможет наносить воды, нарубить дров… Не всем это под силу. В общем, в конце марта мы снова встречаемся с предпринимателями и продолжим этот разговор о пекарне и бане. Конечно, не бывает так, чтобы на вложенный рубль сразу получилось два рубля прибыли, но даже копейки, полученные сверх, это что-то! Это ведь еще и память о себе, ее-то оставлять в поселке надо.
Наш разговор несколько раз прерывался, в кабинет начальника управления заходили люди, каждый со своим вопросом. Были среди них и молодые, пришедшие подписать какую-то справку, были и пожилые, со своей заботой о дровах…
Само собой вопрос о дровах для населения задала Сергею Владимировичу и я.
— У нас 126 человек в списке на дрова, 2,5 тысячи кубометров дров надо. Есть предприниматели, кто занимается обеспечением людей дровами, а задолженность образовалась из-за того, что один из них попал в больницу. Но это положение выправили и сейчас мы уже начинаем «закрывать» 2009 год.
— А на качество дров жалоб нет?
— Был случай, привез один дрова гнилые наполовину. Посмотрели и я сказал: «Вези обратно!»
— И что, увез?
— Нет, но привез другие. Вот так и учим. Надо научиться говорить нет и не бояться этого.
— Еще один насущный вопрос – ремонт жилого фонда.
— У нас созданы два ТСЖ и есть управляющая компания. Вопрос в другом: обеспечить дома теплом. В поселке пять (!) котельных, как в городе. Вот сейчас позвонили, котельная ГРП третий день холодная. Почему? Человеческий фактор! Все 14 дней новогодних каникул я «воевал» с котельными и у кочегаров сложилось мнение, что Сигов может появиться даже из «топки»! (Смеется.) Так что контроль необходим, хотя у нас из 16 человек, работающих в котельных, половина – женщины. Нам бы этот отопительный сезон как-то закончить, а к новому будем готовиться. Нужны три новых котла, которые могут работать на смешанном топливе: уголь, газ, дрова. Да теплотрасс у нас 7,5 километра, надо хотя бы четыре километра сделать. Трубы не менялись с 70-х годов!
— Наследство вам досталось не радужное. Вот и со школой «прогремели» на всю страну…
— Но мы не учились всего неделю! Это СМИ раздули «жареный факт» с определенной подачи кое-кого. А ситуация была такая: в результате оседания части фундамента на здании пристроя образовалась трещина. Решили занятия временно прекратить, выяснить причину трещины. Ну а штукатурка, естественно, начала отпадывать, тем более слой ее был пять-семь сантиметров вместо положенных двух с половиной! Вызвали экспертов из Екатеринбурга, все досконально обследовали, теперь ждем заключения. А занятия учащихся организовали в две смены в другом крыле школы, начальные два класса перевели временно в Дом детства и юношества, дети там занимаются. Да, с родителями первый разговор получился жесткий, обвинений в адрес власти наслушались. Были даже предложения возить детей в другие школы. А что это может означать? Что школы в поселке не будет? Вот об этом и говорили с людьми. Здание аварийным не признано, а ремонтом будем заниматься летом.
Я вообще считаю, что школа – это главное в поселке, как-никак сельская интеллигенция. Как воспитают учеников, такие люди будут жить в Нейво-Шайтанском. Не помню, где вычитал такую фразу: «Нет ленивых учеников, есть скучная школа». А у нас активные детский сад и начальная школа. А где старшие? Недавно «Зарницу» проводили, родителей подключили, родное медучилище помогло, выделили противогазы и «автоматы». Интересная игра вышла.
Вот сейчас на предприятиях нужны токари, сварщики, кузнецы – рабочие профессии. Откуда брать? Да из выпускников школы, пусть учатся. На заводе у нас итальянское оборудование, к нему с улицы не поставишь. Или камнедробильный комплекс, там каменщики, бурильщики нужны.
— Я так понимаю, что рабочие места в поселке есть?
— Нужно, чтобы молодежь не уезжала, а тянулась домой. У меня есть специальная тетрадка, я ее «хотелки» называю. С одной стороны на листке запись: что бы я хотел? С другой – возможности, это вот реально сделать, это с помощью кого-то… И так далее.
— А что удалось вам сделать за то время, пока вы возглавляете Нейво-Шайтанский?
— Удалось решить проблему с выплатой зарплаты женщинам, работающим на водозаборной станции. Предприятие – банкрот, долг по зарплате был. Но сумели рассчитаться.
Теперь занимаемся домашним скотом, который хозяева выпускают в «свободное плавание» по поселку. У нас 45 коров, овцы, козы, и все бродят по улицам. Мы с ветеринаром разработали план прививок скота, собрали инициативную группу ветеранов, кстати, совет ветеранов поселка во главе с Валерием Михайловичем Шишмаревым мне очень помогает… Будем разговаривать с каждым хозяином, какие предложения от владельцев скота, чтобы они хотели. Ну, нельзя же скотину на улицу отпускать! Место выпаса есть, значит, нужно наводить порядок. Свой поселок любить надо.
— А с Домом культуры что? Его ведь закрыли…
— Да, по пожарным предписаниям, но чтобы их выполнить – денег сколько надо! Одна пожарная сигнализация тысяч 300 стоит! Смотреть будем, что возможно, сделаем.
Вот плотину построили. А ведь речь шла и о своей мини-гидроэлектростанции. Это было бы здорово иметь свое электричество! Сколько проблем сразу бы решилось!
— То есть настроение у главы — продвигать Нейво-Шайтанский по пути развития?
— Люди стали возвращаться, вот что еще хорошо. Много взято участков под строительство жилья.
Глава, по-моему понятию, — стратег, добытчик денег, аккумулятор идей. Я, к примеру, иду со своими предложениями, что я могу, в чем мне нужна помощь. Вот мои расчеты, что я сделаю своими силами, а что вы?
— Это как бы в идеале. А реально, Сергей Владимирович, зачастую не получается то, что хочется…
— Если не ставить перед собой цели, зачем сидеть в этом кресле? Понятно, что я могу подписывать бумажки, ссылаться на нехватку средств, кризис… Но зачем? У меня военная пенсия, вполне хватает, есть машина, дом, семья, дети… Идти сюда для чего? Возраст позволяет еще поработать. Согласен, что я наметил в «хотелках», не все в полном объеме выполню. Но все равно хоть что-то сделаю! Хотя бы пробужу сознание у людей, что это можно, что так должно быть.
— Думаете, получится?
— Почему нет? К этому надо идти. След оставить. Я думаю, что это в человеке, в его подсознании есть: кто-то начинает строить храмы, кто-то разводить сады, кто-то обустраивает родники…
— Остается пожелать успеха в достижении целей.
— Спасибо.

Римма ВАЖЕНИНА
Фото
Владимира МАКАРЧУКА

comments powered by HyperComments