10.01.18

В гостях у американских пчеловодов

Эту поездку в США мы планировали целый год: жена — отдых во Флориде, я — встречи с американскими пчеловодами. Но сроки всё отодвигались. Дело в том, что из-за тёплой осени я никак не мог убрать своих пчёл в зимовник. И вот мы, наконец, полетели…

Про мили и автомобили
Сначала мы отправились в штат Миннесота, где вот уже 25 лет живут наши бывшие земляки Василий и Нина Робакевичи. Наверно, многие алапаевцы помнят эту семью. Мы стали друзьями ещё с нашей первой поездки в США. Сейчас они на пенсии, и Василий всё шлифует свой и так, по-моему, идеальный дом, в котором Нина наводит уют.
Ещё до поездки мы знали, что у Робакевичей нас ждёт старенький автомобиль «Тойота Камри»: Василий купил новую машину, а старую пока не продал. Для нас возможность путешествовать по стране на их автомобиле была существенной экономией средств, а для хозяев авто — сплошной нервотрёпкой. Ведь если бы я попал даже в небольшую аварию, то Робакевичи понесли бы большие расходы… Но они мужественно терпели все 5 дней, пока мы ездили на их машине.
Надо сказать, Америка живёт на колёсах: на улицах людей нет, да и тротуаров практически тоже. Я вспоминаю аэропорт во Флориде, напротив которого стоит здание почти таких же размеров. А в нём — сотни автомобилей, ждущие улетевших авиапассажиров.
Мы оплатили аренду авто заранее, я вышел из самолёта, выбрал машину с привычным мне управлением и полным баком бензина и поехал в гостиницу. В гостинице есть свой так называемый «челнок», то есть бесплатный микроавтобус, который довезёт постояльцев в нужное место. Но им мало кто пользуется. В каждой гостинице можно встретить множество совершенно разных людей. Например, я познакомился с пожилой американкой с севера. Вечером она рассказывала мне, что у неё заменены оба колена и оба бедренных сустава, а на следующее утро увидел, как она ставит в кабину грузового микроавтобуса костыли и садится на водительское место!

Музей Эдисона

Музей Эдисона

Двойная сплошная
Но я, кажется, увяз в автомобильной теме… Хотя с ними связан первый стресс, который я испытал на американской земле. Дело в том, что для начала я решил потратить дня два на привыкание к арендованной машине, а главное — к новым для себя правилам движения. Поэтому вначале мы поехали через всю столицу штата город Миннеаполис-Сент-Пол, чтобы посмотреть на огромную реку Миссисипи, которая, как наша Волга, течёт через всю страну. Утром я смело тронулся в путь, а жена на соседнем сиденье обложилась отличными картами, которые дали нам Робакевичи.
В ту сторону всё было хорошо. А вот возвращаться пришлось в тёмное время суток. Столица штата — это 3 млн человек, из которых 90 процентов живут в маленьких частных домах. Представьте себе масштабы: не десятки, а, наверное, сотни развязок в 2-3 уровнях и сплошной поток машин… В итоге, уже проехав центр, я заблудился как в лесу — опять вернулся на то же самое место! И понял, что тут можно ездить по кругу вечно, как на детской железной дороге. Наконец, увидел женщину, которая выходила из машины. Подбежал к ней и спросил дорогу. Она сначала стала старательно чертить схему, но поняв, что я не разберусь в ней, села в машину, проехала минут 15 и опасно остановилась прямо в центре перекрёстка, махая рукой в нужную мне сторону. Мы приехали к Робакевичам уже ночью и сразу поняли, как они волновались за нас.
Не могу удержаться,чтобы не рассказать случай из поездки по Флориде.
Вдоль одного пляжа тянулась узкая дорога, разделённая сплошной двойной полосой, что для русского водителя означает невозможность пересечения. Я так и ехал, не зная как повернуть назад. Устав искать конец полосы, съехал в проулок и спросил об этом прохожих. Это была чернокожая компания: два парня и две девушки. Они так и не поняли моего затруднения, ведь, оказалось, в Америке правила позволяют пересекать двойную линию. Но поняв, что я по каким-то причинам сделать этого не могу, взявшись за руки, все вместе вышли на дорогу и перегородили движение! Тогдя я смог развернуться, и оглянувшись, увидел как они машут нам вслед.
Такие случаи запоминаются навсегда.

Как мёд спас семью
Но пора вернуться назад, в Миннесоту. В соседнем штате Южная Дакота располагалось пчеловодное хозяйство, которое я планировал посетить. Дорога туда заняла всего несколько часов. Мы заранее договорились о встрече и нас там ждали. У американцев нет слова «деревня», а любой населённый пункт называется городом. Вот и это место называлось город Брюс, хотя его население составляет всего 200 человек. Да он и не отличается от города: кругом идеальный асфальт и газоны. Машины и даже их колёса абсолютно чистые. А ещё в каждом городке минимум одна церковь. Так когда-то было и в России…
Основатель пчеловодной фирмы Ричард Эйди ждал меня в своей конторе. Потом мы с ним сфотографировались у стенда фирмы. Мы с ним похожи: одного роста, разница в возрасте не так уж и велика, и ульи у нас почти одинаковой формы, однако есть и различия. У меня никогда не было больше ста ульев, а у него их 85 тысяч. Это самое большое пчеловодное хозяйство Америки.
Он рассказал мне, что началось всё в тяжёлые 30-е годы, когда отец Ричарда работал учителем и не получал зарплаты. Похоже на наши девяностые. Родители его учеников, окрестные фермеры, просто обеспечивали учителей продуктами, иногда стройматериалами. Кризис. Всем было тяжело…
И однажды отцу Ричарда фермер предложил несколько семей пчёл как плату за обучение его детей.

Южная Дакота. Пасека Дженни Смит.

Южная Дакота. Пасека Дженни Смит.

Ричард начал работать с пчёлами с 12 лет, а в 18, когда оканчивал школу, признался своей девушке, что хочет создать самую большую пчеловодную фирму в мире. После окончания колледжа они поженились. Тогда же в местной газете появилось объявление о продаже пасеки в 1500 ульев. С неё всё и началось.
Сначала Дакота славилась огромными массивами дикого жёлтого донника, пчеловоды получали рекордные медосборы. В годы войны сахар был по карточкам и мёд стал главной сладостью во многих семьях. Но постепенно медосборы падали, земли осваивались, у пчёл появились болезни, с которыми ещё не столкнулись русские пчеловоды. «Сейчас, — спокойно рассказывает Ричард, — из 85000 семей ежегодно погибает половина!». Его задача заключается в том, чтобы оставшиеся семьи разделить пополам и нарастить их силу к осени. Осенью семьи грузят на фуры и увозят в Калифорнию. Там они зимуют и затем развозятся на плантации миндаля. Без пчёл выращивание миндаля невозможно. Общая продукция миндаля оценивается в миллиарды долларов. За подвоз 1 семьи для опыления миндаля фермеры платят 150 долларов и более. После этого семьи поедут опылять яблони, посевы черники, клюквы (кстати, их ягоды больше наших диких черники и клюквы в несколько раз). «Опыление даёт две трети дохода. Мёд — это уже подспорье», — утверждает Ричард.

Типичная пасека
Совсем по-другому ведёт своё хозяйство пчеловод во Флориде Аллен Уокер. Флорида — это рай цитрусовых, а им практически не требуются пчёлы для опыления. И мёд здесь — главная статья дохода. Кстати, здесь даже в декабре я видел цветущие растения и пчёл на них. Тогда температура воздуха в этом штате была +25 градусов по Цельсию. Но «взятки» (то есть медосборы) здесь не очень большие.
У Аллена, я бы сказал, типичная для американца пасека — 1500 ульев и два помощника. По виду они мексиканцы. А платят им намного меньше, чем американцам. Но техника в его хозяйстве хорошая: погрузчики, грузовики. Ульи не таскают на руках, но спину гнуть приходится достаточно много — ведь семьи надо осмотреть несколько раз в год. В связи с чем Аллен, например, перенёс уже три операции, но в свои 73 года ещё не собирается уходить из пчеловодства.
В среднем с одной пчелиной семьи он получает 10-12 кг мёда. По нашим меркам, это средний показатель, ведь многие алапаевские пчеловоды получают больше. Хотя в целом у него выходит за год около 15 тонн. Аллен показал мне прекрасные автоматические линии по распечатыванию рамок и откачке мёда. Его расфасованный мёд я видел во многих магазинах Флориды.
Дополнительной статьёй дохода для него является уничтожение так называемых «пришельцев» — растений, которые не характерны для Флориды, но быстро распространяются. Правительство штата платит за эту работу, по словам Аллена, хорошие деньги.
Вообще отношение к природе на севере и на юге США очень ответственное: судьбу каждого дерева решают чуть ли не специальной комиссией, а о диких животных на дорогах, кажется, беспокоятся больше, чем о водителях. Но и не сюсюкают!
Я помню, что с птицами на пляже все фотографировались, но никто их не кормил. Даже к акулам отношение более внимательное, чем к людям: мы были на нескольких пляжах и нигде люди, кроме нас, не плавали, только бродили у берега. Хотя реально никто давно не слышал о каких-то несчастных случаях.
Но наш отдых во Флориде — это тема другой заметки.

P.S. C акулами у нас связан забавный случай. Мы приехали на новый пляж и жена сразу пошла в воду, а я заметил как к нам заспешила одна женщина со словами: «Осторожно, мы подкармливаем здесь молодь акул для океанариума!». На что я в шутку ответил: «Ваши акулы — вы о них и беспокойтесь».

Юрий ГАН
Фото предоставлено автором

comments powered by HyperComments