В медвежьем царстве Ильи Кондратьева


null

Что и говорить, природа в Западном – вот она, прямо в огороды входит, но растут богатые дома, и приходится сосенкам да елочкам тесниться. Но все равно прорастают они там, где падают семена, прорастают и создают видимость нетронутости природного ландшафта. За красоту природы, за чистый воздух и тишину любит Илья Васильевич то место, где живет. Конечно, на старости лет хотелось бы пожить более комфортно, но, как он сказал, выбора-то нет. И дрова колет до сих пор, и все остальные работы по дому сам делает. А какие шанежки печет Мария Андреевна! У редкой хозяйки такие получаются.

Кондратьевы – простые люди, к труду с детства приучены, потому без дела сидеть не умеют.

— Время-то провожать надо, – говорит Илья Васильевич, – я в теплячок свой пойду да и вырезаю зверушек. Инструменты в основном самоделки, но это не значит, что все сам делал… Людей не люблю вырезать, ничего интересного не вижу, а вот зверя дикого резать интересно. Или того же орла… Вырежу да и подарю кому… А тут попросили коврик сделать из осины, лечебный коврик-то. То к сердцу его приложу, то к голове, вроде помогает…

А сам смеется, и глаза блестят озорно.

Всю жизнь проработал он на железной дороге.

— УЖД называлась, – уточнил Илья Васильевич. – Дорога большая была, в стране и мире одна из самых длинных. Общая площадь с усами 300 километров! Семнадцать околотков было на дороге, у меня самый длинный участок – 40 километров. Ничего, успевал.

С резьбой связался лет в двадцать. Бригадир у нас был Леонид Коновалов, он занимался резьбой, вот меня и начал подначивать: давай да давай. А я ему: нет, ерундой, мол, заниматься не буду. Но попробовал. И затянуло. Понимать начал… До сих пор режу, в основном, медведей. Зубр был, правда…

А еще в доме у Ильи Васильевича почти вся мебель – самодельная. Особенно интересен буфет, который смастерил он по собственным думкам. И комод – его рук дело.

С буфета, с полочек, с телевизора и комода смотрят на мир медведи, большие и маленькие. Тикают часы, хозяйка разглаживает на клеёнке несуществующую складочку, а мы говорим, пьем чай и фотографируем то, что сделано руками самобытного мастера.

Жизнь продолжается.

Галина КРЫЖИК

Фото Кирилла ЧЕРНЫШОВА

Добавить комментарий