Военные письма


Милица Воронова во втором ряду в центре

 

Великая Отечественная война коснулась почти каждой российской семьи. Но многие ли сохранили треугольники писем, эти весточки с фронта, которых так ждали в тылу? Думаю, что военные письма сейчас – большая редкость.

Семья моей подруги Людмилы Малыгиной (Вороновой) бережно хранит письма своей тети, Милицы Николаевны Вороновой, медсестры Уральского добровольческого танкового корпуса.
Миля, так звали её родные, родилась в Алапаевске, жила на улице Павлова. После окончания школы уехала в Свердловск и поступила в медицинский институт. Но не окончила его, а пошла на курсы медсестёр, чтобы уйти скорее на фронт. В 1943 году, пройдя строгий отбор, была зачислена в медико-санитарный взвод УДТК операционной сестрой.
Сохранилось 27 пожелтевших от времени писем-треугольников, где девушка рассказывает о своих трудных военных буднях, о новых увиденных ею землях и о надежде на будущее. Вот строчки из некоторых писем:

 

24 февраля, Украина
«На днях идем в бой… Хирург гражданской больницы, где я проводила три полостных операции, сложных, приглашал меня работать к нему после войны. Хирург с большим стажем…, с почетной лысиной, старичок.
…Часто смотрю на фотографии родного города, и мысли уносят далеко на Урал, в любимый город, улицу и даже комнату…».

 

10 апреля 1944 года
«…Все это время я не могла писать, так как…движемся вперед, работаем. А потом еще и обстановка была тяжелой… Вот сегодня впервые…мы в спокойной обстановке…
…Поработали мы славно. За время боев многие из нас представлены к награде, среди них и я. Так хочется побыстрее кончить войну и встретиться со всеми на далеком Урале!..»
12 июня 1944 года
«…Да, я верю и очень верю во встречу на Урале. Смерти я не боюсь, она уже не раз и не два кружилась над головой. Но любовь к Родине, к семье сильнее смерти, и это побеждает всё. Я верю в жизнь. Какая она должна быть чудесная после войны! Приятно будет вспомнить всё, а особенно тем, кто был лично участником Отечественной войны. Получила медаль «За отвагу».

 

8 октября 1944 года. Европа.
«Начинается осень. Чувствуется утренняя свежесть. Листочки осыпаются, все наши палатки замаскированы ими. Лесов здесь нет. Только сады фруктовые и обширные поля тянутся на многие десятки километров. Как недавно мы были на своей земле, потом в Западной Украине, и вот уже за Вислой! Я никогда не думала, что смогу увидеть так много. А это правда! Свидетелем является сама земля, по которой мы едем и едем вперёд на запад».

 

27 декабря 1944 года. Действующая армия.
«Привет с фронта, дорогие мои! Зимы нет. Снег падает редко, быстро тает. Одета я тепло, получила новые валенки. Вообще не холодно, только от брони холодно, да и быть всё время приходится на холоде.
…Рядом проходит шоссе, к фронту идут грозные орудия, изготовленные на родном Урале. Может быть, завтра или сегодня они нанесут сокрушительный удар по немцам».

 

Последнее письмо Мили датировано 6 января 1945 года:
«Сегодня получила письма. Очень рада! Эти письма принесли мне много радости, тем более в такое время, когда с минуты на минуту будет приказ в бой, и если я останусь жива после этих боёв, то я буду очень счастливой, но верится мне в это с трудом…
…Когда дойдет это письмо, мы будем уже далеко на немецкой земле. Наступает жаркое время, и всё может быть. Ну что же, идём в бой. Пожелайте мне удачи».
Миля не дожила до Победы, она погибла 14 февраля 1945 года при форсировании реки Одер, спасая танкистов из горящей машины.

Людмила Викторовна говорит, что не может без слёз перечитывать её письма:
— Война открывается тебе совсем с другой стороны. Смотришь на всё глазами 20-летней девушки, чистой, искренней, верящей в светлое завтра.
Долгие годы племянница пыталась найти могилу своей тёти. Через восемь лет после запроса пришёл ответ из Российского Красного Креста, в котором сообщалось, что фамилия Вороновой Милицы Николаевны внесена в списки воинов, захороненных в братской могиле №75 на советском воинском кладбище в г. Жагани в Польше.
— Через Интернет я нашла это кладбище и эту могилу, — говорит Людмила Викторовна. — Туда можно приехать и привезти горсть уральской земли, на которую так и не вернулась наша Миля.
Приезжая в Алапаевск, Людмила Викторовна каждый раз идёт к зданию суда. Там на стене памяти есть фотография Милицы Вороновой, её тёти, которую она никогда не видела, но память о которой хранит и рассказывает о её жизни и подвиге своим детям и внукам.

Н. МЕХОНОШИНА,
библиограф отд. №12
Алапаевской городской библиотеки

comments powered by HyperComments