29.03.17

Запас любви не может быть исчерпан

В семье Мироновых из Алапаевска восемь детей. Только двоим из них Лилия и Василий приходятся биологическими родителями. Но для каждого ребенка они самые настоящие, родные и любимые мама и папа. Один день, проведенный в их кругу, порядком изменил мое отношение к детям и многодетным семьям в целом.

Разговоры о трудном детстве всегда воспринимались мною особенно болезненно. Безалаберности взрослых, которые оставляют родных малышей на произвол судьбы, порой просто невозможно найти объяснений. И почему, чтобы стать родителями, не нужно сдавать экзамен? Тогда ребячьих слёз было бы намного меньше… Но все не так уж и плохо, и в нашем мире есть люди с невероятно большими сердцами — такие как герои этого материала.
Чтобы по-настоящему погрузиться в эту атмосферу, мы решили не просто описывать историю со стороны, а прожить в семье Мироновых целый день.

У Мироновых есть любимое место в доме - диванчик под «семейным древом». Слева направо: папа Василий, Вадим, мама Лилия, Игорь, Яна, Алмаз, Лера, Наташа, корреспондент Аня и бабушка Сара

У Мироновых есть любимое место в доме — диванчик под «семейным древом». Слева направо: папа Василий, Вадим, мама Лилия, Игорь, Яна, Алмаз, Лера, Наташа, корреспондент Аня и бабушка Сара

Знакомились три раза
Дом Мироновых с первой минуты привлек меня своим простым уютом. Не преувеличу, если скажу, что любовь здесь ощущается моментально. Повсюду семейные фотографии, декор, сделанный своими руками. Кажется все тут дышит родительской заботой.
Представляюсь:
— Я Аня, мне 17 лет.
Дети запомнили меня сразу. А мне, скажу честно, за время, проведенное в этой семье, пришлось спрашивать их имена раза три. Лера, Яна, Вадим, Наташа, Игорь, Алмаз – рябило в глазах…
В то время, пока бабушка Сара, мать Лилии, занималась с маленькими детьми, я, 18-летняя дочь Лера, 13-летняя Яна, мама и папа разместились за семейным столом. Меня ждал интересный рассказ.
Знак свыше
История семьи Мироновых началась в 1986 году.
— Мы с Василием познакомились, когда мне было 14 лет, а ему – 16, — рассказывает мама восьмерых детей, женщина с удивительно добрыми глазами Лилия Гайнетдиновна. — В 1990 году Василий пришел из армии, мы поженились. Через год родился наш первый сын Денис, потом в 1993 году — дочь Юля. Планировали завести третьего ребеночка, когда младшей дочке исполнится десять лет, но не получилось. Мы были очень расстроены, материнское сердце просило малыша. Тогда и появились первые мысли о том, чтобы взять ребенка из приюта.
Семье Мироновых попалась на глаза заметка местной газеты о 10-месячных малышах-отказниках, среди которых была Яна. Соседка сказала Лилии, что ребенок очень похож на неё. И пара отправилась в отдел опеки.
Стоит сказать, что как раз в тот период Лилия и Василий приютили в своём доме бабушку, ветерана Великой Отечественной войны, которая попрошайничала на улице. В отделе опеки они узнали, что Яна – правнучка этой бабушки.
— Тогда все сомнения развеялись, я поняла – это знак свыше. Когда впервые пошли на встречу с девочкой, сын Денис заметил: «Мама, надо ведь ей игрушку купить» — и побежал в магазин, — вспоминает Лилия.
— С самого начала между сыном и Яной возникла какая-то особая связь, которая сохраняется до сих пор, — добавляет глава семейства.
Так у Мироновых появился долгожданный третий ребёнок.

«Мама, хотим младшего братика!»
Чуть позже родители узнали, что у Яны есть пятилетняя сестра Лера. Пригласили ее к себе на Новый год. Так девочка стала сперва частой гостьей в этом доме, а через год — полноправным членом семьи.
Так бы Мироновы и воспитывали четверых детей, если бы в 2011 году у соседей не появилось пополнение в семье.
— Соседская девочка начала гулять с младшим братом, и мои Лера и Яна сказали: «Мама, мы тоже хотим водиться, хотим младшего братика!». Мы с мужем начали собирать документы. Хотели принять в семью двух близнецов, но пока готовили бумаги, нас опередила другая пара, — продолжает рассказ Лилия.

Пока мы устраивали шашечные баталии с папой Василием, Наташей, Яной и Алмазом...

Пока мы устраивали шашечные баталии с папой Василием, Наташей, Яной и Алмазом…

В региональном банке данных супруги увидели четырёхмесячного малыша и поехали с ним знакомиться.
— Чтобы увидеться с ним, нас нарядили в халаты, марлевые повязки и шапки — чтобы всё стерильно! И вот в таком обмундировании мы заявились к мальчику, — смеется Василий. — Малыш взглянул на нас и улыбнулся. Тут же решили: «Берем!». Радости не было предела — у нас появился Алмаз!
Так как документы были оформлены на двоих детей, алапаевцам предложили познакомиться с четырёхлетним Вадимом. Совещались всей семьей. В декабре 2012 года у Мироновых появился шестой ребенок.
А летом 2013 года сотрудники отдела опеки и попечительства сообщили им, что без семьи остались Игорь и Наташа, родные брат и сестра Вадима. Ну, нельзя же разлучать родных людей! Забрали и их.
На сегодня под одной крышей в доме Мироновых шестеро детей. Старшие Денис и Юлия уже имеют свои семьи и живут отдельно от родителей. К слову сказать, у Мироновых уже трое внуков.

 ...мама Лилия и Лера успевали готовить обед

…мама Лилия и Лера успевали готовить обед

Семья на тетрадном листе
Побеседовав, я решила поближе познакомиться с главными обитателями этого дома. До этого дня общение с детьми давалось мне, мягко говоря, нелегко. Однако, придя в семью Мироновых, я впервые так долго играла с чужими детьми и получала от этого самое настоящее удовольствие. Возможно, так на меня повлияла их необычная история.
Захожу в зал, где играют дети. «Спасибо за конфеты, Аня!» — говорит семилетняя Наташа и тут же обнимает меня. А потом показывает, какие трюки умеет делать — садится на шпагат, встает на «мостик». Немудрено — Наташа занимается танцами, спортивной гимнастикой. А ещё — изолепкой. Знаете, что это такое? Лично для меня это стало открытием. Наташа и пятилетний Алмаз показали свои работы. Фон нарисован гуашью, а главный объект рисунка покрыт пластилином. Если бы увидела эти шедевры в другом месте, подумала бы, что художественная школа организовала выставку работ детей, которые занимаются уже очень долго — настолько они красивые.
Наташа и восьмилетний Вадик предложили мне сразиться в шашки. В моей группе поддержки был Алмаз. Малыш все время подсказывал мне: «Закрой ход к дамкам», «Надо было по-другому», «Руби сразу две». Но оказалось, шашки не мое: меня обыграли в два счета.
Родители предложили нам сыграть в «Доббль». И тут я опять не в теме… За общим столом собрались все. Папа, мама и дети с удовольствием научили меня играть в любимую семейную игру.
Вообще Мироновы – семья творческая. Здесь у каждого есть какое-то увлечение, все чем-нибудь да могут удивить.
— Здорово, что у нас есть возможность проявить себя. И в этом стоит отдать должное центру социальной помощи семье и детям «Гименей» и отделу опеки и попечительства: они не только поддерживают нас на протяжении многих лет, но и помогают раскрыть наши таланты при участии в различных конкурсах. Мы очень благодарны их сотрудникам! – подчёркивает Лилия.
Тем временем Яна ушла на футбольную секцию: спорт – ее страсть. А мы с малышами вернулись в зал. Вадим и пятилетний Игорь устроили здесь настоящий танцпол. Мальчики занимаются брейк-дансом и очень умело встают на руки, на голову, юлой крутятся по полу. Я предложила порисовать, но не ожидала, что будет столько желающих. Решили изобразить семью.
— Можно я нарисую глазки?
— Мне нужна черная ручка.
— Я хочу рисовать волосы.
— А я буду маму и папу…
Чтобы не возникло споров, объяснила мальчикам, что девочкам нужно уступать, и все дружно продолжили. И вот вырисовывается красивая, большая семья, которая едва умещается на тетрадный лист моего черновика.

Здесь только родные люди
С кухни потянуло запахом чего-то жареного. Оказывается, пока я с младшими детьми занималась в зале, папа, мама, бабушка и дочка Лера готовили семейный обед.
Лера появилась в семье Мироновых в уже сознательном возрасте. Интересуюсь её первыми впечатлениями: как она восприняла родителей? Девушка ответила односложно, и её можно понять: далеко не каждому будут приятны такие расспросы. Позже Лилия объяснила, что Лера попросту не любит, когда люди делают акцент на том, что семья приёмная.
— Знаете, в нашем доме вообще запрещены слова «приёмная семья». Здесь нет приемной семьи — здесь только родные люди, — подчёркивает Василий.
Заговорили о детстве. Мне стало интересно, из каких детей вырастают такие любящие родители. Оказалось, Лилия воспитывалась в семье с пятью братьями. Мама работала, не покладая рук, чтобы прокормить малышей.
В семье Василия было три ребенка.
— Успевали и отцу помочь, и в доме похозяйничать, и на рыбалке отдохнуть, и с младшими водиться, — вспоминает папа.
— В детстве каждый ребенок представляет свое будущее. А вы мечтали о такой большой семье? — спрашиваю я у мамы.
— Да, – улыбаясь, отвечает Лилия. — Помню, когда мне было 16 лет, в одной из палат детского соматического отделения увидела малыша-отказника. До сих пор помню его большие глаза. Просила у мамы взять его к нам.
— Каждый новый ребёнок в семье — это всегда и новые проблемы, и новые радости. Расскажите, чего больше в вашей семье.
— Счастья больше, – твёрдо отвечает Василий. — Проблемы мы не замечаем — это дело житейское.
Мы так засиделись, что дети пропустили тихий час. Пришло время прощаться. Игорь и Наташа расцеловали меня. Уходить совершенно не хотелось. Собираясь, я уже понимала, что выйду из этого дома другим человеком. За несколько часов я влюбилась в эту семью. И все мои стереотипы про большие семьи и сложности, которые им сопутствуют, были разрушены. Теперь я понимаю: у человека могут закончиться средства, силы, здоровье, но запас любви не может быть исчерпан.

* * *

Спустя время Лера всё-таки ответила на мой вопрос, написав в соцсетях:
— Я хорошо помню, что сразу стала называть своих родителей мама и папа. Уверена, не каждый человек на земле смог бы пройти через сложности, которые они преодолели. Если бы не родители, не знаю, что бы было сейчас со всеми нами, ведь эти люди подарили нам вторую жизнь. Наверное, далеко не в каждой семье у родителей есть такая связь с детьми. Я ценю их и всегда буду благодарна им за всё, — закончила сообщение девушка, решившаяся поделиться столь сокровенными мыслями.
Существует огромное количество мнений, взглядов, убеждений. Но есть одна простая истина – у каждого ребенка должны быть родители. Родители в полном смысле этого слова. И если есть индивиды, способные поставить свои интересы выше родного ребенка, должны быть и такие люди, как Василий и Лилия, исправляющие их ошибки.
Я не знаю, как повернется моя жизнь, но теперь у меня появилась новая, неожиданная для самой себя мечта – став взрослой, подарить счастье хотя бы одному малышу. Думаю, если человек чувствует, что в нем есть любовь, он непременно должен разделить ее с тем, кому ее так не хватает. И сегодня я поняла – во мне есть любовь.

Анна КОКШАРОВА
Фото Маргариты САМКОВОЙ

comments powered by HyperComments